ВОЗЗРЕНИЯ СИСМОНДИ НА НАЦИОНАЛЬНЫЙ ДОХОД

И КАПИТАЛ

Аргументация Сисмонди против возможности капитализма и его развития не огра­ничивается только этим. Он делал такие же выводы и из своего учения о доходе. Надо сказать, что Сисмонди вполне перенял от Ад. Смита теорию трудовой стоимости и трех видов дохода: ренты, прибыли и заработной платы. Он делает даже кое-где попытку обобщить два первые вида дохода в противоположность третьему: так, иногда он со­единяет их, противополагая заработной плате (I, 104—105); у него попадается даже слово: mieux-value (сверхстоимость ) по отношению к ним (I, 103). Не надо, однако, преувеличивать значение такого словоупотребления, как это делает, кажется, Эфруси, говоря, что «теория Сисмонди близка к теории прибавочной ценности» («Р. Б.» № 8, с. 41). Сисмонди, собственно, не сделал ни одного шага вперед против Ад. Смита, ко­торый тоже говорил, что рента и прибыль суть «вычет из труда», доля той ценности, которую работник прибавляет к продукту (см. «Исследование о природе и причинах богатства», русский перевод Бибикова, т. 1, гл. VIII: «О заработной плате» и гл. VI: «О частях, входящих в состав цены товаров»). Дальше этого не пошел и Сисмонди. Но он пытался связать это деление вновь создаваемого продукта на сверхстоимость и зара­ботную плату с теорией общественного дохода, внутреннего рынка и реализацией про­дукта в капиталистическом обществе. Попытки эти чрезвычайно важны для оценки на­учного значения Сисмонди и для уяснения связи между его доктриной и доктриной русских народников. Поэтому стоит разобрать их подробнее.

Выдвигая повсюду на первый план вопрос о доходе, об отношении его к производ­ству, к потреблению, к населению, Сисмонди, естественно, должен был разобрать и теоретические основания понятия «доход». И мы находим у него, в самом начале сочи­нения, три главы, посвященные вопросу о доходе (1. II, eh. IV—VI). Глава IV: «Как до­ход происходит из капитала» трактует


132__________________________ В. И. ЛЕНИН

о различии капитала и дохода. Сисмонди прямо начинает излагать этот предмет по от­ношению ко всему обществу. «Так как каждый работает для всех, — говорит он, — то производство всех должно быть потреблено всеми... Различие между капиталом и до­ходом существенно для общества» (I, 83). Но Сисмонди чувствует, что это «существен­ное» различие для общества не так просто, как для отдельного предпринимателя. «Мы подходим, — оговаривается он, — к самому абстрактному и самому трудному вопросу политической экономии. Природа капитала и дохода постоянно переплетаются в нашем представлении: мы видим, что доход для одного становится капиталом для другого, и один и тот же предмет, переходя из рук в руки, приобретает последовательно различ­ные наименования» (I, 84), т. е. то наименование «капитала», то наименование «дохо­да». «Но смешивать их, — утверждает Сисмонди, — ошибка» (leur confusion est ruineuse, p. 477). «Насколько трудно различить капитал и доход общества, настолько же важно это различие» (I, 84).



Читатель заметил, вероятно, в чем состоит трудность, о которой говорит Сисмонди: если для отдельного предпринимателя доходом является его прибыль, расходуемая на те или иные предметы потребления , если для отдельного рабочего доходом является его заработная плата, то можно ли суммировать эти доходы для получения «дохода общества»? Как быть тогда с теми капиталистами и рабочими, которые производят, напр., машины? Их продукт существует в таком виде, что в потребление войти не мо­жет (т. е. в личное потребление). Его нельзя сложить с предметами потребления. На­значение этих продуктов — служить капиталом. Значит, они, будучи доходом для сво­их производителей (именно в той своей части, которая возмещает прибыль и заработ­ную плату), становятся капиталом для покупателей. Как же разобраться в этой путани­це, мешающей установить понятие общественного дохода?

Точнее: та часть прибыли, которая не идет на накопление.


_______________ К ХАРАКТЕРИСТИКЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОМАНТИЗМА______________ 133

Сисмонди, как мы видели, только подошел к вопросу, и сейчас же уклоняется от не­го, ограничившись указанием на «трудность». Он заявляет прямо, что «обыкновенно признают три вида дохода: ренту, прибыль и заработную плату» (I, 85), и переходит к пересказу учения А. Смита о каждом из них. Поставленный вопрос — о различии капи­тала и дохода общества — остался без ответа. Изложение идет уже теперь без строгого разделения общественного дохода от индивидуального. Но к покинутому им вопросу Сисмонди подходит еще раз. Он говорит, что, подобно различным видам дохода, суще­ствуют также «различные виды богатства» (I, 93), именно: основной капитал — маши­ны, орудия и т. п., оборотный капитал — потребляемый в отличие от первого быстро и меняющий свою форму (семена, сырые материалы, заработная плата) и, наконец, доход с капитала, потребляемый без воспроизводства. Нам не важно здесь то обстоятельство, что Сисмонди повторяет все ошибки Смита в учении об основном и оборотном капита­ле, смешивая эти категории, принадлежащие к процессу обращения, с категориями, вы­текающими из процесса производства (постоянный и переменный капитал). Нас инте­ресует учение Сисмонди о доходе. И по этому вопросу он выводит из приведенного сейчас разделения трех видов богатств следующее:



«Важно заметить, что эти три вида богатств одинаково идут на потребление; ибо все, что было произведено, имеет стоимость для человека лишь постольку, поскольку слу­жит его потребностям, а эти потребности удовлетворяются только потреблением. Но основной капитал служит этому косвенным образом (d'une manière indirecte); он по­требляется медленно, помогая человеку в воспроизведении того, что служит его по­треблению» (I, 94—95), между тем как оборотный капитал (Сисмонди отождествляет его уже с переменным) обращается в «потребительный фонд рабочего» (I, 95). Выхо­дит, след., что общественное потребление бывает, в противоположность индивидуаль­ному, двух родов. Эти два рода отличаются друг от друга весьма


134__________________________ В. И. ЛЕНИН

существенно. Дело, конечно, не в том, что основной капитал потребляется медленно, а в том, что он потребляется, не образуя ни для одного класса общества дохода (потреби­тельного фонда), что он потребляется не лично, а производительно. Но Сисмонди не видит этого, и, чувствуя, что опять-таки сбился с пути в поисках за различием между общественным капиталом и доходом, он беспомощно заявляет: «Это движение богатст­ва так абстрактно, оно требует такой силы внимания, чтобы отчетливо схватить его (pour le bien saisir), что мы считаем полезным взять самый простой пример» (I, 95). Пример берется, действительно, «самый простой»: фермер, живущий одиноко (un fermier solitaire), собрал 100 мешков пшеницы; часть он потребил сам, часть идет на по­сев, часть на потребление нанятых рабочих. Следующий год получается уже 200 меш­ков. Кто их потребит? Семья фермера не может возрасти так быстро. Показывая на этом (до последней степени неудачном) примере различие между капиталом основным (семена), оборотным (заработная плата) и потребительным фондом фермера, Сисмонди говорит:

«Мы различили три вида богатств в отдельной семье; рассмотрим теперь каждый вид по отношению к целой нации и разберем, как из этого распределения может про­изойти национальный доход» (I, 97). Но дальше говорится только, что и в обществе не­обходимо воспроизвести те же три вида богатств: основной капитал (причем Сисмонди подчеркивает, что на него придется затратить известное количество труда, но не объяс­няет, каким образом основной капитал обменится на предметы потребления, необходи­мые для капиталистов и рабочих, занятых зтим производством); затем сырой материал (здесь Сисмонди выделяет его особо); потом содержание рабочих и прибыль капитали­стов. Вот все, что дает нам IV глава. Очевидно, что вопрос о нацио-

Именно: Сисмонди сейчас только выделил капитал от дохода. Первый идет на производство, второй на потребление. Но ведь речь идет об обществе. А общество «потребляет» и основной капитал. Приве­денное различие падает, и общественно-хозяйственный процесс, прекращающий «капитал для одного» в «доход для другого», остается невыясненным.


_______________ К ХАРАКТЕРИСТИКЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОМАНТИЗМА______________ 135

нальном доходе остался открытым, и Сисмонди не разобрал не только распределения, но даже и понятия дохода. Крайне важное в теоретическом отношении указание на не­обходимость воспроизвести и основной капитал общества он сейчас же забывает и в следующей главе, говоря о «распределении национального дохода между различными классами граждан» (eh. V), он прямо говорит о трех видах дохода и, объединяя ренту и прибыль вместе, заявляет, что национальный доход состоит из двух частей: прибыль от богатства (т. е. рента и прибыль в собственном смысле) и средства существования ра­бочих (I, 104—105). Мало того, он заявляет:

«Точно так же годичное производство или результат всех работ, исполненных наци­ей в течение года, слагается из двух частей: одна... это — прибыль, проистекающая из богатства; другая — способность трудиться (la puissance de travailler), которая предпо­лагается равной той части богатства, на которую она обменивается, или средствам су­ществования трудящихся классов». «Итак, национальный доход и годовое производст­во взаимно уравновешиваются и представляются величинами равными. Все годовое производство потребляется в течение года, но отчасти рабочими, которые, давая в об­мен свой труд, превращают его в капитал и воспроизводят его; отчасти капиталистами, которые, давая в обмен свой доход, уничтожают его» (I, 105).

Таким образом, тот вопрос о различении национального капитала и дохода, который сам Сисмонди с такой определенностью признал крайне важным и трудным, — он про­сто-напросто отбросил, совершенно позабыв сказанное несколькими страницами рань­ше! И Сисмонди уже не замечает, что, отбросив этот вопрос, он пришел к положению совершенно бессмысленному: каким же образом годовое производство может все цели­ком входить в потребление рабочих и капиталистов в виде дохода, когда для производ­ства нужен капитал, нужны — точнее выражаясь — средства и орудия производства. Надо их произвести, и они каждогодно производятся (как это и сам Сисмонди сейчас же признавал). И вот


136__________________________ В. И. ЛЕНИН

все орудия производства, сырые материалы и т. д. вдруг выкидываются, и «трудный» вопрос о различии капитала и дохода разрешается ни с чем несообразным утверждени­ем, что годовое производство равняется национальному доходу.

Эта теория, что все производство капиталистического общества состоит из двух час­тей — части рабочих (заработная плата, или переменный капитал, по современной тер­минологии) и части капиталистов (сверхстоимость), не составляет особенности Сис-монди. Она не составляет его достояния. Он целиком перенял ее у Ад. Смита, сделав даже некоторый шаг назад. Вся последующая политическая экономия (Рикардо, Милль, Прудон, Родбертус) повторяла эту ошибку, раскрытую только автором «Капитала» в III отделе II тома. Мы изложим основание его воззрений ниже . А теперь заметим, что по­вторяют эту ошибку и наши народники-экономисты. Сопоставление их с Сисмонди приобретает особый интерес потому, что они делают из этой ошибочной теории те лее выводы, которые сделал прямо и Сисмонди , именно: вывод о невозможности реали­зации сверхстоимости в капиталистическом обществе; о невозможности развития об­щественного богатства; о необходимости прибегать к внешнему рынку вследствие то­го, что внутри страны сверхстоимость не может быть реализована; наконец, о кризисах, вызываемых будто бы именно этой невозможностью реализовать продукт в потребле­нии рабочих и капиталистов.

III


8694580040786693.html
8694639949990547.html

8694580040786693.html
8694639949990547.html
    PR.RU™